Гороскопы на каждый день
Овен гороскоп на сегодня
Овен
Телец гороскоп на сегодня
Телец
Близнецы гороскоп на сегодня
Близнецы
 
Рак гороскоп на сегодня
Рак
Лев гороскоп на сегодня
Лев
Дева гороскоп на сегодня
Дева
 
Весы гороскоп на сегодня
Весы
Скорпион гороскоп на сегодня
Скорпион
Стрелец гороскоп на сегодня
Стрелец
 
Козерог гороскоп на сегодня
Козерог
Водолей гороскоп на сегодня
Водолей
Рыбы гороскоп на сегодня
Рыбы
 

Про лето для детей

Про лето для детей

Про лето для дошкольников и младших школьников

Стихи о лете, загадки о лете, пословицы и поговорки о лете, рассказы про лето

 

 

Про июнь для детей

 «Сухой» дождь

В пустынях Туркмении дождь летом бывает очень редко. А если он и бывает, то только «сухой». Что же это за дождь?

Вспыхивают молнии, гремит гром. Начинается ливень. Однако дождь испаряется, не достигнув поверхности земли. Вот почему даже тот, кто прожил в пустыне десятки лет, почти не помнит летних дождей.

Ярило-Солнце и Мать Сыра Земля (Славянский миф)

Лежала Мать Сыра Земля во мраке и стуже. Мертва была — ни света, ни тепла, ни звуков, никакого движения.

И сказал вечно юный, вечно радостный светлый Яр: «Взглянем сквозь тьму кромешную на Мать Сыру Землю, хороша ль, пригожа ль она, придётся ли по мысли нам?» И пламень взора светлого Яра в одно мгновенье пронизал неизмеримые слои мрака, что лежали над спавшей Землёю. И где Ярилин взор прорезал тьму, там воссияло солнце красное.

И полились через солнце жаркие волны лучезарного Ярилина света. Мать Сыра Земля ото сна пробуждалася и в юной красе, как невеста на брачном ложе, раскинулась... Жадно пила она золотые лучи живоносного света, и от того света палящая жизнь и томящая нега разлились по недрам её.

Несутся в солнечных лучах сладкие речи бога любви, вечно юного бога Ярилы: «Ой ты гой еси, Мать Сыра Земля! Полюби меня, бога светлого, за любовь за твою я украшу тебя синими морями, жёлтыми песками, зелёной муравой, цветами алыми, лазоревыми; народишь от меня милых детушек число несметное...»

Любы Земле Ярилины речи, возлюбила она бога светлого и от жарких его поцелуев разукрасилась злаками, цветами, тёмными лесами, синими морями, голубыми реками, серебристыми озёрами. Пила она жаркие поцелуи Ярилины, и из недр её вылетали поднебесные птицы, из вертепов выбегали лесные и полевые звери, в реках и морях заплавали рыбы, в воздухе затолклись мелкие мушки да мошки... И всё жило, всё любило, и всё пело хвалебные песни: отцу — Яриле, матери — Сырой Земле.

И вновь из красного солнца любовные речи Ярилы несутся: «Ой ты гой еси, Мать Сыра Земля! Разукрасил я тебя красотою, народила ты милых детушек число несметное, полюби меня пуще прежнего, породишь от меня детище любимое».

Любы были те речи Матери Сырой Земле, жадно пила она живоносные лучи и породила человека... И когда вышел он из недр земных, ударил его Ярило по голове золотой вожжой — ярой молнией. И от той молнии ум в человеке зародился. Здравствовал Ярило любимого земнородного сына небесными громами, потоками молний. И от тех громов, от той молнии вся живая тварь в ужасе встрепенулась: разлетелись поднебесные птицы, попрятались в пещеры дубравные звери, один человек поднял к небу разумную голову и на речь отца громовую отвечал вещим словом, речью крылатою... И, услышав то слово и узрев царя своего и владыку, все древа, все цветы и злаки перед ним преклонились, звери, птицы и всякая живая тварь ему подчинились.

Ликовала Мать Сыра Земля в счастье, в радости, чаяла, что Ярилиной любви ни конца, ни края нет... Но по малом времени красно солнышко стало низиться, светлые дни укоротились, дунули ветры холодные, замолкли птицы певчие, завыли звери дубравные, и вздрогнул от стужи царь и владыка всей твари дышащей и не дышащей...

Затуманилась Мать Сыра Земля и с горя-печали оросила поблёкшее лицо своё слезами горькими — дождями дробными. Плачется Мать Сыра Земля: «О ветре-ветрило!.. Зачем дышишь на меня постылою стужей?.. Око Ярилино — красное солнышко!.. Зачем греешь и светишь ты не по-прежнему?.. Разлюбил меня Ярило-бог — лишиться мне красоты своей, погибать моим детушкам, и опять мне во мраке и стуже лежать!.. И зачем узнавала я свет, зачем узнавала жизнь и любовь?.. Зачем спознавалась с лучами ясными, с поцелуями бога Ярилы горячими?..» Безмолвен Ярило. «Не себя мне жаль,— плачется Мать Сыра Земля, сжимаясь от холода,— скорбит сердце матери по милым по детушкам».

Ярило утешил её, сказав, что скоро вернётся, а пока, чтобы люди не замерзали, послал он на землю Огонь.

Загадки про  лето для детей

В щедром поле колосится

Золотистая пшеница.

Ягоды в лесу поспели,

Пчёлы прячут мёд по кельям. \

Много и тепла, и света,

Так бывает только ... (летом.)

 

Утром бусы засверкали,

Всю траву собой заткали,

А пошли искать их днём,

Ищем, ищем — не найдём.  (Роса.)

 

Что за чудо-красота!

Расписные ворота

Показались на пути!

В них ни въехать,

Ни войти.    (Радуга.)

 

В синем небе,

Как по речке,

Белые плывут овечки.

Держат путь издалека

Как зовут их?..

(Облака.)

Пословицы и поговорки про лето

- Июньское тепло милее шубы меховой.

- На острую косу — много сенокосу.

- В каждой копне, коль сгребена не в дождь,— пуд мёду найдёшь.

- Хвались сеном, но не травой.

- Травяного духу копён три зимы не развеют.

О чём поют жаворонки? (Молдавская народная сказка)

Жил-был когда-то король, и был у короля один-единственный сын. Случилось так, что заболел наследник. Созвал король врачей со всего королевства и приказал им вылечить сына.

Стали врачи больного смотреть, стали совещаться, чем его лечить. Не могут болезнь определить, не могут лекарства назначить. С тем и ушли.

Король тогда бросил клич на всю землю — кто королевича вылечит, тот получит подарки дорогие, богатства несметные.

И вот пришёл во дворец старец-ведун. Осмотрел королевича и сказал: «Выздоровеет королевич, когда съест язык птицы-нептицы, которую убьёт человек-нечеловек ружьём- неружьём, сделанным из дерева-недерева». Сказал старец эти слова и ушёл из дворца, не требуя подарка.

Созвал король своих бояр, сообщил им старцевы слова и спросил совета: что это за птица-нептица, кто тот человек-нечеловек, что это за ружьё-неружьё, сделанное из дерева-недерева.

Стали бояре думать, королевскую загадку разгадывать.

Подумали и сказали в один голос:

— Птица-нептица — это, конечно, жаворонок. Он хоть и летает, да больше по земле ходит. Он хоть и поёт, да только в небе, не как другие птицы. А, спев, на землю падает, ну точно камень.

— А человек-нечеловек,— сказали бояре,— это, конечно, пастух. Живёт он не в селе, как все люди, а в кодрах, как дикий зверь. Не с людьми время проводит, а с овцами — какой же он настоящий человек?

— А дерево-недерево, — решили бояре,— это, верно, липа. Древесина у липы мягкая, непрочная — где ей равняться с настоящим деревом!

А ружьё-неружьё — чего уж тут гадать! — это ведь лук со стрелами. Лук этот сделан целиком из липы, тетива из лыка.

Послушался король бояр. Сделали бояре лук и приказали привести пастуха.

— Вот тебе липовый лук,— сказали бояре.— Иди и застрели нам птицу-нептицу жаворонка. Мы вырвем у него язык, дадим королевскому сыну, и он выздоровеет.

Взял пастух лук и пошёл охотиться на жаворонка.

Жаворонок то прямо к солнцу взлетал и заливался там звонкой песней, то камнем вниз бросался — дразнил охотника. Пастух уже устал гоняться за ним, как вдруг жаворонок сел на землю и спросил человечьим голосом:

— Почему ты преследуешь меня, неужто убить хочешь? Ведь мы с тобой давние знакомые, прежде тебя никто на холм не взбирается — и я первый песню запеваю, когда тебя увижу. Друг я тебе, а ты стрелу на меня нацелил.

И открылся жаворонку пастух.

— Не я тебя хочу убить — бояре. Так они порешили на королевском совете. Посчитали они меня человеком-нечеловеком, а про тебя сказали, что ты птица-нептица. Дали они мне в руки ружьё-неружьё — лук липовый, тетива лыковая — всё из дерева-недерева. Приказали убить тебя, чтобы лишить тебя языка твоего, а языком этим вылечат королевского сына.

Рассмеялся тут жаворонок.

— Обманули тебя бояре! Птица я, настоящая, неподдельная. Крыльями взмахну — взлечу высоко. Клюв открою — песня польётся. И птенцов вывожу, как другие птицы. А зима настанет — с вьюгой-метелицей борюсь, на родных местах остаюсь, в чужие земли не лечу. Ну-ка, скажи — много ли таких птиц на свете? И про себя подумай: какой же ты человек-нечеловек, если и в дождь, и в холод отару бережёшь, о каждом ягнёнке заботишься, сил своих не жалеешь ради людей. Самый ты и есть настоящий человек! И липа — дерево! — говорил жаворонок.— Ну-ка, вспомни, из чего стропила над твоей крышей, балки на твоём чердаке! А чем ты щи хлебаешь — разве из дуба твоя ложка вырезана? Настоящее-то дерево — липа. И лук твой со стрелами — доброе оружие. Сколько врагов отогнали от родных очагов этим оружием! Если же хочешь знать, что такое ружьё-неружьё,— так это трубочка из бузины, из которой мальчишки горохом стреляют. Бузина и есть дерево-недерево, потому что почти вся она из мякоти, только трубка твёрдая. А вот люди-нелюди — это те, кто тебя убить меня послал: баре-тунеядцы. Вот уж точно — люди-нелюди они, потому что не голова у них на плечах, а липовый чурбак!

У боярина под шапкой

Ума очень мало,

Ну, а может быть, и сроду

Его не бывало!

Спев эту песенку, жаворонок взлетел высоко в небо, к самому солнцу.

Все жаворонки, чуть завидев пастуха, то взлетают высоко-высоко, то падают камнем вниз и всё время поют:

У боярина под шапкой Ума очень мало,

Ну, а может быть, и сроду Его не бывало!

Песенку эту жаворонки поют и по сей день.

Про июль для детей

Праздник Ивана Купала для детей

Древний славянский праздник Ивана Купала выпадает на 7 июля.

Иван Купала принадлежал к числу самых почитаемых, самых важных, самых разгульных праздников в году, в нём принимало участие всё население, причём традиция требовала активного включения каждого во все обряды, действа; особого поведения, обязательного выполнения и соблюдения ряда правил, запретов, обычаев.

Иванов день заполнен обрядами, связанными с водой. Поутру в Иванов день купаться — обычай всенародный, и только в некоторых областях крестьяне считали такое купание опасным, так как именинник в Иванов день — сам водяной, который терпеть не может, когда в его царство лезут люди, и мстит им тем, что топит всякого неосторожного.

По древнему поверью, Иван Купала олицетворяет расцвет сил природы. В основе обрядов лежит почитание воды и солнца. Издревле было принято в ночь на Ивана Купалу на берегах рек и озёр разжигать обрядовые костры. Через них прыгали и бросали венки.

В день Ивана Купала старались исцеляться росой. Для этого нужно встать как можно раньше и пройтись босиком по целебной купальской росе. В этот день проходил массовый сбор лечебных трав. Особую целебную силу купальская трава обретает к восходу солнца, так вот, как говорится, «кто рано встаёт, тому и Бог даёт!»

По поверью, Ивановская ночь считалась временем разгула нечисти: на болотах устраивались сборища колдунов и ведьм.

Есть несколько народных примет на этот день.

На Иванов день солнце на восходе играет.

Сильная роса на Ивана — к урожаю огурцов.

На Ивана ночь звёздная — много будет грибов.

Если дождь заплачет, то через пять дней солнышко будет смеяться.

Купальские обрядовые песни

Во поле было, во поле,

Стояла берёза.

Она ростом высока,

Листом широка.

Как под этой берёзой

Лежал Кострома;

Он убитый — не убитый,

Да убрусом покрытый.

Девица-красавица

К нему подходила,

Убрус открывала,

В лице признавала:

«Спишь ли, милый Кострома,

Или чего чуешь?

Твои кони вороные

Во поле кочуют».

Девица-красавица

Водицу носила.

Водицу носила,

Дождичка просила:

«Создай, боже, дождя,

Дождичка частого,

Чтобы травоньку смочило,

Остру косу притупило».

Как за речкой, за рекой

Кострома сено косит,

Бросил свою косу

Среди покосу.

* * *

Ой, на святого Купалу

Ой, на святого Купалу

Там ласточка купалась,

На бережочке сушилась,

Красна девица журилась.

Было лето, иль не было,

Мати гулять не пускала,

Златым ключом замыкала.

Я ж на святого Купалу

До милого побежала...

* * *

«Купало, Купало,

Где ты зимовало?»

«Летовало в лесе,

Зимовало в плесе».

Девки ёлки собирали,

Собирали и не знали,

Собирали и не знали,

У Купалича пытали:

«Купала, Купала,

Что это за зелье,

Что это за зелье —

Святое коренье?»

Как на святого Купалу

Солнце ясно заиграло.

Ходил чижик по улице

Около Мареночки

Погуляти со синицей,

Собрать девок на Купалу

Да ребяток на гулянье,

А девочек венки вить,

А ребятам шапки бить.

У девочек своя воля

У ребяток — того боле.

Аромат Солнца

В Солнце звуки и мечты,

Ароматы и цветы —

Все слились в согласный хор,

Все сплелись в один узор.

 

Солнце пахнет травами,

Свежими купавами,

Пробуждённою весной

И смолистою сосной.

 

Нежно-светлоткаными

Ландышами пьяными,

Что победно расцвели

В остром запахе земли.

 

Солнце светит звонами,

Листьями зелёными,

Дышит вешним пеньем птиц,

Дышит смехом юных лиц.

 

Так и молви всем слепцам: будет вам!

Не узреть вам райских врат.

Есть у Солнца аромат,

Сладко внятный только нам,

Зримый птицам и цветам!

(К. Бальмонт)

* * *

Румяной зарёю

Покрылся восток.

В селе, за рекою,

Потух огонёк.

Росой окропились

Цветы на полях.

Стада пробудились

На мягких лугах.

Седые туманы

Плывут к облакам,

Гусей караваны

Несутся к лугам.

Проснулися люди,

Спешат на поля,

Явилося солнце,

Ликует земля.

(А. Пушкин)

Летний вечер

Уж солнца раскалённый шар

С главы своей земля скатила,

И мирный вечера пожар

Волна морская поглотила.

Уж звёзды светлые взошли

И тяготеющий над нами

Небесный свод приподняли

Своими влажными главами.

Река воздушная полней

Течёт меж небом и землёю,

Грудь дышит легче и вольней,

Освобождённая от зною.

И сладкий трепет, как струя,

По жилам пробежал природы,

Как бы горячих ног ея

Коснулись ключевые воды.

(Ф. Тютчев)

Какая бывает роса на траве

Когда в солнечное утро, летом, пойдёшь в лес, то на полях, в траве, видны алмазы. Все алмазы эти блестят и переливаются на солнце разными цветами — и жёлтым, и красным, и синим.

Когда подойдёшь ближе и разглядишь, что это такое, то увидишь, что это капли росы собрались в треугольных листах травы и блестят на солнце.

Листок этой травы внутри мохнат и пушист, как бархат.

И капли катаются по листку и не мочат его.

Когда неосторожно сорвёшь листок с росинкой, то капелька скатится, как шарик светлый, и не увидишь, как проскользнёт мимо стебля. Бывало, сорвёшь такую чашечку, потихоньку поднесёшь ко рту и выпьешь росинку, и росинка эта вкуснее всякого напитка кажется.

(Л. Толстой)

На поле летом

Весело на поле, привольно на широком! До синей полосы далёкого леса точно бегут по холмам разноцветные нивы.

Волнуется золотистая рожь; вдыхает она крепительный воздух. Синеет молодой овёс; белеет цветущая гречиха с красными стебельками, с бело-розовыми медовыми цветочками. Подальше от дороги запрятался кудрявый горох, а за ним — бледно-зелёная полоска льна с голубоватыми глазками. На другой стороне дороги чернеют поля под струящимся паром.

Жаворонок трепещется над рожью, а острокрылый орёл зорко смотрит с вышины: видит он и крикливую перепёлку в густой ржи, видит он и полевую мышку, как она спешит в свою нору с зёрнышком, упавшим из спелого колоса. Повсюду трещат сотни невидимых кузнечиков.

(К. Ушинский)

Водяной

(Словенская народная сказка)

Один мальчик очень любил купаться. И даже в половодье, когда река вздулась и поднялась, не усидел он дома, не послушался отца с матерью и убежал купаться. Разделся на берегу и прыгнул в воду. Бурный поток подхватил его и понёс. Мальчик изо всей мочи боролся с течением, рассекая волны, плыл сажёнками, да видит — не хватит сил. Стал он кричать, звать на помощь. Услышал его водяной. И хорошо, что услышал,— маленький пловец уже захлебнулся и сознание потерял. Когда водяной подоспел к утопающему, тот уже был недвижим, и волны относили его всё дальше и дальше. По правде говоря, водяной терпеть не мог, когда кто-нибудь из людей живьём попадал к нему на дно. Но маленький пловец понравился ему. Жаль стало ребёнка топить, и он решил спасти его. К тому же водяному наскучило вечно сидеть одному в обширном царстве, и он обрадовался красивому мальчугану, который мог составить ему теперь отличную компанию.

Водяной взял ребёнка на руки и отнёс в свой прекрасный город на дне реки.

Никогда ещё в его владения не попадал живой человек — впервые так случилось. Положил водяной мальчика на кровать. Потом тихонько отошёл и спрятался, ожидая, когда его маленький гость проснётся.

Проснулся мальчик, посмотрел вокруг и увидел, что лежит на стеклянной кровати посреди стеклянной комнаты. Возле постели — столик, а на нём — полно игрушек, и все из хрусталя. Игрушки так заманчиво переливались и такие были красивые, что парнишка потянулся к ним — хотел поиграть. Но в тот же миг вспомнил свой дом и горько заплакал.

Водяной подбежал к нему и спрашивает:

— О чём ты, маленький, плачешь?

— Домой хочу,— всхлипывал мальчик.

— Неужели у тебя дома лучше, чем в моём чертоге? — удивился водяной.

— Лучше! — ответил мальчик и заплакал ещё громче.

Понял водяной,- что все его утешения напрасны, и ушёл. А парнишка, наплакавшись вволю, уснул. Тогда водяной подкрался к нему на цыпочках и перенёс в другую комнату. Проснулся мальчик, посмотрел вокруг и увидел, что лежит он на серебряной кровати посреди серебряной комнаты — и стены, и пол, и потолок серебряные, у постели серебряный столик с игрушками, и все игрушки из чистого серебра. Этакое богатство! Как заворожённый смотрел на них парнишка. Потом взял серебряные игрушки и стал ими играть. Но через минуту забава ему надоела. Вспомнил он, как весело было возиться дома с братцем и сестричкой, и заплакал навзрыд.

Прибежал водяной и спрашивает:

— О чём ты плачешь, маленький?

— Хочу к брату и к сестричке,— ответил мальчик и зарыдал ещё пуще.

Водяной никак не мог его утешить и ушёл. А мальчик заснул. Водяной снова подкрался к нему на цыпочках и перенёс в третью комнату. Когда мальчик проснулся, то увидел, что лежит он в золотой горнице на кровати из чистого золота. Всё там было золотое: и столик, и стулья, и игрушки. Мальчику часто рассказывали о волшебных сокровищницах, где хранится золото. Но такое сияние ему и во сне не снилось — от него слепило глаза! Очарованный, взялся было мальчик за игрушки из чистого золота. Но недолго они его забавляли. Вспомнились мальчику мать и отец, и он снова заплакал.

Прибежал водяной и спрашивает:

— О чём ты плачешь, дитя моё?

— Хочу к отцу и к матери,— проговорил мальчик, рыдая всё громче и громче.

Удивился водяной — ведь он-то не знал, что такое отец, мать, братья и сёстры.

— Неужели отец и мать для тебя дороже чистого золота? — воскликнул он.

— Дороже,— сказал мальчик.

Водяной удалился и собрал весь жемчуг, какой таили в себе глубины его подводного царства. Собрал и высыпал перед мальчиком. Груда жемчуга выросла до самого потолка, и водяной спросил:

— Да неужели отец и мать дороже тебе такой груды жемчуга?

Зажмурился парнишка, чтобы сверканье сокровищ не ослепило его. Кругом будто зарево полыхало; казалось, в комнате занялся пожар.

— Напрасно ты трудишься! — ответил мальчик.— Всё равно не узнать тебе цену моим отцу и матери. Они мне дороже золота и жемчуга, дороже всего на свете!

Понял водяной, что ничем ему не утешить мальчишку, подождал, пока ребёнок уснул, осторожно вынес его сонного из воды и положил на берег. Здесь дожидалась хозяина бедная одежонка, которую мальчик скинул перед тем, как прыгнуть в воду. Водяной отыскал в ней карманы, наполнил их золотом и жемчугом и скрылся.

Проснулся мальчик и увидел, что лежит на берегу у самой воды. Он встал и оделся.

И тут же вспомнил про водяного и подводное царство. Сначала мальчик подумал, что всё это ему приснилось, но, когда полез в карман и вытащил оттуда золото и жемчуг, понял, что был то не сон, а сущая правда. Бросился паренёк домой к отцу и матери, к брату и сестрице и нашёл всю семью в слезах: все уже думали, что он утонул. Зато и радости не было конца! Да ещё и в доме теперь всего стало вдоволь, ведь мальчик принёс из подводного царства скатного жемчуга да червонного золота. Семья распростилась с бедностью, узнала достаток. Построили себе счастливцы новый дом и зажили в нём припеваючи.

Мальчик по-прежнему ходил на реку купаться, да только теперь уж не плавал в разлив. Да и вообще старался мелководья придерживаться — туда водяному не добраться.

А водяной вернулся в своё подводное царство опечаленный. Он-то думал, что собрал в своих владениях самые ценные сокровища на свете. И вдруг оказалось, что у людей есть сокровища дороже золота и жемчуга. Есть у людей отец и мать, братья и сёстры. А у водяного никого не было! Загрустил он и проплакал три дня подряд; от его рыданий сотрясались берега, а волны шумели, словно при наводнении. Потом водяной отправился осматривать каждый уголок своего царства,— может, где-нибудь затаились особые сокровища, какие до сих пор не попадались ему на глаза.

Пастух и три русалки

(Македонская народная сказка)

Пас молодой пастух своё стадо у речки, на зелёном лугу меж дубравами. И вот видит он — в речке купаются три прекрасные девушки. Загляделся на них пастух, глаз не мог оторвать. «Был бы я к ним поближе,— подумал он,— так схватил бы одну из красавиц да и взял себе в жёны!»

А девицы искупались, быстро сорочки надели — и скрылись.

На другой день, ещё до рассвета, пастух погнал стадо на ту же лужайку. Овцы стали пастись, а пастух притаился на опушке дубравы — всё хотелось ему оказаться поближе к реке и получше рассмотреть купальщиц. Ну что ж, как солнце взошло, появились три девушки, в воду вошли. А пастух не посмел приблизиться к ним, побоялся спугнуть.

Третье утро настало. Пастух снова спрятался в кустарнике у самой воды. Солнце встало, и девушки вновь у реки показались. Молодые, весёлые, словно ясные звёздочки. Быстро разделись и в речку вошли. А пастух думает, как бы ему изловить хоть одну из юных красавиц! И решил он похитить у них одежду.

Сказано — сделано! Вышел пастух из засады и сорочки украл. Увидели это девушки, всполошились, стали просить пастуха, чтоб вернул им одежду,— большую награду сулили. А пастух уже понял, что девицы исполнят любое его повеленье, и молвил:

— Пусть одна из вас станет моею женою! А откажете — тотчас костёр разведу и сорочки спалю, так и знайте. В чём хотите тогда добирайтесь до дома!

— Всё понятно нам, парень, да только и ты должен знать, что мы — сёстры-русалки. Коли женишься, люди начнут издеваться, вот, мол, какая жена у тебя — водяница!

— Да хоть ведьма! — сказал паренёк.— Что за важность! Хочу — и женюсь! Соглашайтесь, а не то спалю сорочки.

Увидали сёстры, что он не шутит.

— Ну что ж, скажи нам, какая тебе приглянулась, да верни поскорее рубашки — нам пора домой возвращаться, живём-то мы далеко!

— Отдайте мне младшую! — ответил парень.

Тогда старшие сёстры отвели его в сторонку и сказали:

— Помни! Как станет сестрица твоею женой — не давай ты ей рубашку, а не то — убежит. Та рубашка — волшебная, в ней вся русалочья сила.

Запомнил пастух тот совет, отдал старшим сёстрам-русалкам рубашки, и они исчезли. А младшая поздним вечером нагой вошла в дом пастуха. Справил пастух ей подвенечное платье и вскоре женился на ней. Стал жить он с женой-русалкой, на всём свете не было женщины красивее её.

Долго ли, быстро ли — год пролетел. И вот пригласили пастуха с женой на свадьбу к кому-то из родичей. На свадьбе женщины стали водить хоровод, одна лишь жена пастуха отказалась. Все стали её уговаривать. Она отвечала:

— По-вашему — я не умею, а вот по- русалочьи — можно. Да только наряд не годится. Попросите моего супруга, чтоб отдал мне хоть на минуту русалочью сорочку. Вот тогда я покажу наши пляски.

Ну, женщины стали просить пастуха! А тот ни в какую — нельзя, да и только. Женщины пуще пристали, проклятые, просят! Пастух уступил им, сходил домой, достал из укромного места рубашку, на свадьбу принёс, велел затворить все окна и двери и отдал жене сорочку.

Оделась она, вошла в хоровод и стала плясать по-русалочьи. Все, кто там был, не могли налюбоваться красавицей. Но лишь только музыка смолкла, русалка подбежала к мужу, взяла его за руку, молвила:

— Ну, а теперь — будь здоров, господин мой!

И была такова — улетела. Парень, как бешеный, выскочил тут же из дома и крикнул ей вслед:

— Жена, дорогая жена! За что ты меня покидаешь! Скажи мне хоть слово, скажи, где искать мне тебя, чтоб хоть раз повидаться!

— Ищи меня в краю далёком, в селе Кушкундалеве, муж дорогой! — сказала она и исчезла.

Вскоре отправился пастух в путь разыскивать это село. Долго-долго ходил он да спрашивал всюду, не знает ли кто, как добраться до того места.

Но все лишь дивились такому названью — мол, и слыхом о нём не слыхали! Объездив все сёла и все города, отправился паренёк на поиски в горы и пустыни. Однажды встретил он в горах старика, стоявшего с палкой в руке у столетнего дуба.

— Да как же ты, сыночек, забрёл в мою глухомань? — удивился старик.— Ведь здесь и петух не поёт, и люди сюда не заходят!

— Беда загнала меня, дедушка,— молвил пастух.— Прошу тебя, будь мне другом, помоги — не знаешь ли, где есть такое село — Кушкундалево? Может быть, в этих горах затаилось?

— Не слышал я, сыночек, чтоб в наших краях было такое село,— отвечал старик.— Лет двести я здесь живу, а такого названья не слышал. А что тебе нужно там, парень?

Пастух рассказал ему всё, что случилось. Подумал старик, покряхтел — и ответил:

— Не слышал, сынок. Только ты не кручинься, иди себе дальше. Дойдёшь через месяц до других гор — и встретишься со вторым стариком, моим братом, таким же, как

я. Передай ему привет от меня, ведь он ещё старше, чем я,— ему триста лет, и он над всеми зверями царь. Попроси его хорошенько, он и поможет.

Пошёл парень дальше. И впрямь — через месяц повстречался с другим стариком. Сидел тот старик у ручья, думу думал. Парень к нему подошёл, поздоровался учтиво, всё рассказал по порядку.

— Ну что ж, ты здесь посиди,— отвечал старик,— а я всех зверей соберу, спрошу у них,— может, они знают.

И послал он гонцов во все стороны. Вскоре собрались все звери, поднялись на задние лапы, старику поклонились. А старик говорит:

— Эй вы, львы и медведи, лисицы и волки и все звери лесные, хочу кое о чём вас спросить. Часто вы мимо сёл пробегаете — может быть, и село Кушкундалево знаете?

— Не слыхали такого мы, батюшка царь! — отвечали все звери.

— Ну вот, видишь! — сказал старичок пастуху.— Нет такого села на земле! Только ты не печалься и, если не лень тебе, иди дальше. Добредёшь через месяц до новых гор, увидишь там третьего старца — он повелитель всех птиц. Птицы повсюду летают — так они, может, знают, где твоё село!

Вновь пастух отправился в путь. Через месяц и впрямь встретился он с третьим старцем, повелителем птиц. Поклонился ему пастух, передал привет от двух старцев, ну, а потом о своей беде рассказал — все как есть, без утайки. Послал старичок быстрокрылых гонцов за своими пернатыми слугами. Сутки только прошли — и собралась громадная стая — все птицы слетелись к царю!

— А скажите-ка мне, орлы и вороны, большие и малые птицы, не знает ли кто, где село Кушкундалево?

— Государь, не слыхали! — ответили птицы.

— Да... Наверное, и нет его, парень,— сказал старичок пастуху.— Даже птицы такого не знают, а они ведь повсюду летают! Да и я не слыхал, хоть живу на свете уже четыреста лет.

И как раз в ту минуту к царю подлетела хромая сорока. Увидал её царь и спросил:

— Это что же такое? Отчего ты так опоздала? Позднее всех птиц прилетела. Разве это порядок, сорока?

— Да ведь я хромая, государь! — отвечала сорока. И лететь мне всех дальше,— я живу далеко, в самом Кушкундалеве, батюшка,— там, где русалки живут! Как услышала я, что ты кличешь,— уж совсем собралась, да ведь я у русалок в служанках. Вот злая хозяйка взяла да и стукнула меня по ноге. Я от боли-то еле летела, ты прости уж меня, светлый царь!

— Слыхал, паренёк, что сказала сорока? — спросил старик пастуха.— Ну, садись-ка верхом на орла, а сорока дорогу покажет.

— Вот спасибо тебе, государь, вовек тебя не забуду! — ответил пастух.

А старик приказал одному из орлов — тому, что сильнее всех прочих,— отнести пастуха в Кушкундалево. Сорока вперёд полетела, а за нею — пастух на орле. Прилетели в село рано утром, слез наш парень с орла и вошёл в первый двор — расспросить, где живут три сестрицы. По счастью, попал прямо к ним. Вмиг узнали его обе старшие русалки. «Ай-ай-ай! Как измучился бедный зятёк, по горам и долинам скитаясь,— подумали сёстры.— Значит, любит жену не на шутку, а раз так, то нужно ему помочь!» Вышли из дому старшие сёстры, спросили — как же это случилось, что он их совету не внял и отдал волшебную рубашку? Рассказал паренёк по порядку, как беда приключилась, и стал упрашивать двух сестёр, чтоб супругу ему вернули.

— Не тревожься! Жена твоя — здесь, в нашем доме,— ответили сёстры.— Ты возьми-ка вот это седло и ступай вслед за нами. Жена твоя спит ещё. Мы её сонную свяжем да к седлу и привяжем. Ты сядешь с ней рядом, и взовьётся седло выше гор. Только помни: как взлетите, проснётся сестрица и крикнет, коня своего позовёт. Ты старайся, зятёк, добраться к тому времени до трёх заветных гор. Коли минуешь их, всё хорошо будет, если ж нет — настигнет тебя конь и на куски разорвёт: он волшебный!

Поверил двум сёстрам пастух, привязал жену к седлу, сам сел, взлетел, и помчались они словно вихрь. Миновали три горы, и тут вдруг проснулась русалка, поняла, что случилось, стала кликать коня. Помчался конь по небу, да как только достиг он гор, вмиг исчезла его волшебная сила, и пришлось ему воротиться назад. А пастух добрался до родного села, снял с жены рубашку и сжёг, чтоб исчезла русалочья сила. Ну, и стал он жить- поживать с молодою женой-русалкой. А она родила ему дочек — красивых-красивых.

Вот от этих-то дочек и повелись все красавицы, что есть на свете.

Про Август для детей

10 забавных фактов об овощах

1. Репу когда-то сеяли изо рта. Дело в том, что у репы очень мелкие семена: в одном килограмме их больше миллиона, и вручную их просто не разбросать. Однако и плевать — дело не простое, поэтому лучшие «плевалыцики» ценились и почитались в народе.

2. Отваром свёклы в России пользовались как дезинфицирующим средством и, естественно, ели её варёной и сырой. А попала она к нам из Византии, о чём говорит происхождение русского названия от греческого слова «сфекели».

3. Есть много видов капусты: краснокочанная, белокочанная, цветная... Цветную капусту Марк Твен называл капустой, закончившей колледж. Брокколи американцы называют «капустой с университетским образованием».

4. Картофель появился в Европе в середине XVII века как декоративное растение. Рассказывают, что некий адмирал привёз это растение в Англию и, когда его вырастили, угостил друзей его стеблями и листьями, поджаренными в масле. Гости долго плевались. В XVIII веке в России при дворе это блюдо подавалось в качестве десерта. Перед употреблением его варили и густо посыпали сахаром.

5. Горошек был первым овощем, закрытым в консервную банку.

6. Огурец в начале XVIII века в Англии был большой редкостью, а врачи соревновались в поисках отрицательных его качеств. Одни считали его просто ядовитым, другие — «охлаждающим» и вызывающим простуду.

7. Помидор тоже считался ядовитым. Например, в книге «Полное руководство по садоводству», изданной в Дании в 1774 году, писалось: «Плоды эти крайне вредны, так как сводят с ума тех, кто их поедает». На Руси помидоры долго называли «бешеными ягодами» .

8. Морковь с 1991 года в Европе считается фруктом. В пределах европейских стран больше никто не смеет называть её овощем или корнеплодом. Португальцам это позволяет продолжать изготовление и экспорт морковного варенья, ибо, по европейским стандартам, варенье делается только из фруктов.

9. Специалисты до сих пор не решили, овощем или фруктом является ананас. Во времена Екатерины II вельможи- гурманы широко использовали его

в застольях, хотя и непривычным для нас образом. Так, граф Александр Строганов подавал ананас в уксусе, а у графа Завадовского ананасы шинковали, как капусту, хранили в кадках и варили затем из них борщ и щи.

10. Одним из самых интересных овощей является арктический хрен. Его можно встретить в далёкой Гренландии. Он цветёт даже тогда, когда наступают сильные морозы.

Как появились Солнце и Луна (Ацтекский миф)

Это случилось тогда, когда на Земле ещё не было дня, а только ночь.

Собрались тогда боги в Теотиуакане, чтобы решить, кто из них будет светить людям.

Первым вызвался бог Текукисекатль. Но нужен был ещё один бог, так как один Текукисекатль не справился бы со столь трудной задачей. Долго никто больше не хотел брать на себя такую ответственность: храбрецов не было — все явно боялись оплошать. И всё же один из них, Нанауацин, которого все презирали из-за дурной болезни и противного запаха, исходившего от него, когда к нему обратились лично, согласился помочь людям.

Не сразу боги приступили к своим обязанностям. Сначала они принесли жертвы. Причём, если у Текукисекатля они были исключительно богатыми, то у Нанауацина ничем особенным не отличались, а скорее даже были странными. Например, вместо драгоценного копала он принёс струпья и гной своих язв.

Но вот наступила та ночь, когда избранным богам следовало броситься в разведённый ещё четыре дня назад костёр, чтобы превратиться в светила для людей.

Как ни пытался Текукисекатль прыгнуть в жаркий огонь, но жуткий страх охватывал его перед пылающим жаром, и он всякий раз отшатывался. Так он и не решился пожертвовать собой на благо людей. Все его четыре попытки закончились ничем. А обычай запрещал пытаться сделать что-либо более четырёх раз.

А вот Нанауацин без раздумий бросился в огонь. Тогда, ободрённый его примером, кинулся в жар костра и Текукисекатль.

Светили они тогда одинаково ярко. Но поскольку боги решили, что светить им следует по-разному, то Текукисекатля ударили кроликом по лицу, и Луна потемнела, потеряла свой блеск и стала такой, какой мы видим её теперь.

Но чтобы Солнце и Луна не стояли над Землёй неподвижно, а двигались, пришлось и всем другим богам пожертвовать своей жизнью. С тех пор, чтобы поддерживать Солнце, необходима была кровь.

...Но вот все боги убиты, а Солнце всё ещё пребывало в неподвижности. Тогда ветер начал так быстро бегать и так сильно дуть, что неподвижное светило сдвинулось с места и побежало по своему пути. Но Луна всё ещё стояла на том же месте. Она двинулась лишь тогда, когда Солнце окончило свой путь. Так они разъединились, и с тех пор стали показываться в разное время. Солнце остаётся на небе целый день, Луна светит только ночью.

Говорят, что Текукисекатль стал бы Солнцем, если бы бросился в огонь первым, так как боги избрали его первым, и в жертву во время обряда он принёс драгоценности.

Загадки

За кудрявый хохолок

Лису из норки поволок.

На ощупь — очень гладкая,

На вкус — как сахар, сладкая.

(Морковь.)

 

Неказиста, шишковата,

А придёт на стол она,

Скажут весело ребята:

«Ну, рассыпчата, вкусна!»

(Картошка.)

 

Как на нашей грядке

Выросли загадки —

Сочные да крупные,

Вот такие круглые.

Летом зеленеют,

К осени краснеют.

(Помидоры.)

 

Я капелька лета на тоненькой ножке,

Плетут для меня кузовки и лукошки.

Кто любит меня, тот и рад поклониться.

А имя дала мне родная землица.

(Земляника.)

Пословицы о сельскохозяйственном труде

- Земелька чёрная, а белый хлеб родит.

- Пашню пашут, руками не машут.

- Какова пашня, таково и брашно.

- С курами ложись, с петухом вставай.

- Дай земле — и она тебе даст.

- На необработанной земле лишь бурьян растёт.

- Орать — не в дуду играть.

- Срубил дерево — посади два.

- Сей хлеб — не спи: будешь жать — некогда будет дремать.

У солнышка в гостях

(Словацкая народная сказка)

Однажды большая туча занавесила небо. Солнце три дня не показывалось.

Заскучали цыплята без солнечного света.

— Куда это солнышко девалось? — говорят.— Нужно его поскорее на небо вернуть.

— Где же вы его найдёте? — закудахтала наседка.— Разве вы знаете, где оно живёт?

— Знать-то мы не знаем, а кого встретим, того спросим,— ответили цыплята.

Собрала их наседка в дорогу. Дала мешочек и сумочку. В мешочке — зёрнышко. В сумочке — маковинка.

Отправились цыплята. Шли-шли и видят: в огороде, за кочаном капусты, сидит улитка. Сама большая, рогатая, а на спине хатка стоит.

Остановились цыплята и спрашивают:

— Улитка, улитка, не знаешь ли, где солнышко живёт?

— Не знаю. Вон на плетне сорока сидит — может, она знает.

А сорока ждать не стала, пока к ней цыплята подойдут. Подлетела к ним, затараторила, затрещала:

— Цыплята, куда вы идёте, куда? Куда вы, цыплята, идёте, куда?

Отвечают цыплята:

— Да вот, солнышко скрылось. Три дня его на небе не было. Идём его искать.

— Ия пойду с вами! И я пойду с вами! И я пойду с вами!

— А ты знаешь, где солнышко живёт?

— Я-то не знаю, а заяц, может, знает: он по соседству, за межой, живёт! — затрещала сорока.

Увидел заяц, что к нему гости идут, поправил шапку, вытер усы и пошире ворота распахнул.

— Заяц, заяц,— запищали цыплята, затараторила сорока,— не знаешь ли, где солнышко живёт? Мы его ищем.

— Я-то не знаю, а вот моя соседка, утка,— та, наверное, знает: она около ручья, в камышах, живёт.

Повёл заяц всех к ручью. А возле ручья утиный дом стоит. И челнок рядом привязан.

— Эй, соседка, ты дома или нет? — крикнул заяц.

— Дома, дома! — закрякала утка.— Всё никак не могу просохнуть — солнца-то три дня не было.

— А мы как раз солнышко идём искать! — закричали ей в ответ цыплята, сорока и заяц.— Не знаешь ли, где оно живёт?

— Я-то не знаю, а вот за ручьём, под дуплистым буком, ёж живёт — он знает.

Переправились они на челноке через ручей, и пошли ежа искать. А ёж сидел под буком и дремал.

— Ежик, ёжик,— хором закричали цыплята, сорока, заяц и утка,— ты не знаешь, где солнышко живёт? Три дня его не было на небе, уж не захворало ли?

Подумал ёж и говорит:

— Как не знать! Знаю, где солнышко живёт. За буком — большая гора. На горе — большое облако. Над облаком — серебристый месяц, а там — и до солнца рукой подать!

Взял ёж палку, нахлобучил шапку и пошагал впереди всех дорогу показывать.

Вот пришли они на макушку высокой горы. А там облако за вершину уцепилось и лежит-полёживает.

Залезли на облако цыплята, сорока, заяц, утка и ёж, уселись покрепче, и полетело облако прямёхонько к месяцу в гости.

А месяц увидел их и поскорее засветил свой серебряный рожок.

— Месяц, месяц,— закричали ему цыплята, сорока, заяц, утка да ёж,— покажи нам, где солнышко живёт! Три дня его не было на небе, соскучились мы без него.

Привёл их месяц к воротам солнцева дома, а там темно, света нет: заспалось, видно, солнышко и просыпаться не хочет.

Тут сорока затрещала, цыплята запищали, утка закрякала, заяц ушами захлопал, а ёж палочкой застучал:

— Солнышко-вёдрышко, выгляни, высвети!

— Кто под окошком кричит? — спросило солнышко.— Кто мне спать мешает?

— Это мы — цыплята, да сорока, да заяц, да утка, да ёж. Пришли тебя будить: утро настало.

— Ох, ох!..— застонало солнышко.— Да как мне на небо выглянуть? Три дня меня тучи прятали, три дня собой заслоняли, я теперь и заблестеть не смогу...

Услыхал про это заяц — схватил ведро и давай воду таскать. Услыхала про это утка — давай солнце водой умывать.

А сорока — полотенцем вытирать. А ёж — давай колючей щетиной начищать. А цыплята — те стали с солнышка соринки смахивать.

Выглянуло солнце на небо, чистое, ясное да золотое.

И всюду стало светло и тепло.

Вышла погреться на солнышке и курица. Вышла, закудахтала, цыплят к себе подзывает. А цыплята тут как тут. По двору бегают, зёрна ищут, на солнышке греются.

Сказка о солнце

(Саамская народная сказка)

Давным-давно была на Севере страна, где не светило солнце. И луна не светила. Совсем тёмная была страна. Только звёзды виднелись в чёрном небе. Но от звёзд какой свет? Почти никакого. Одно мерцание...

Чёрное небо висело над страной, и так было темно, что люди различали друг друга по голосам. И огня не знали люди Тёмной страны. Жили они в вежах из дёрна и прутьев, утепляли эти жилища как могли — землю насыпали, мхом утыкали... Но всё равно дрожали от холода, потому что в Тёмной стране всегда дул лютый ветер с холодного моря, глухо закрытого льдом. Худо было людям в Тёмной стране. Совсем худо. И была в Тёмной стране высокая круглая гора.

Полнеба закрывала круглая гора, никто никогда не видел, какие звёзды светят по ту сторону круглой горы...

А у подножия горы стоял длинный и высокий чёрный забор.

Такой длинный и такой высокий, что никто не мог его обойти. И никто не мог перелезть через этот забор, чтобы увидеть, что за ним.

Знали вежники только: стоит за забором большой дом из чёрных брёвен, обитый для тепла оленьими шкурами.

И живут в том доме семьдесят чёрных братьев.

И пасутся за высоким забором сто тысяч оленей. И тёплы шкуры оленей, и горяча их кровь, и вкусно их мясо...

Но вежники только слыхали про всё это — не было у них самих ни оленей, ни домов, и ели они только рыбу, которую вытаскивали из-под чёрного льда. Так жили люди в Тёмной стране тысячу лет. И ещё тысячу. И ещё тысячу лет, и ещё...

И не думал никто из вежников, что можно жить как-то иначе.

Но однажды случилось: увидели вежники — едет вдоль высокого чёрного забора старик на олене. На белом олене, на чудесном олене.

Олень был такой красивый и такой белый, что от него исходило тихое сияние. И в этом сиянии увидели вежники лицо старика, простое и мудрое лицо старого человека, который много жил, много видел, никому не завидует и хочет оставить людям добрую память о себе.

— Здравствуйте, люди! — сказал старик и остановил оленя.

— Какая глухая тьма в вашей стране,— продолжал старик, и люди увидели его длинную седую бороду, почти до колен.

— Неужели вы, вежники, никогда не видели солнца? — спросил старик.

Но никто ему не ответил, никто не понял, о чём он спрашивает.

Вежники не знали солнца. И луны не знали.

Знали только звёзды — тусклые светлячки в чёрном небе.

— Да,— сказал старик,— я вижу, вы не знаете солнца... А солнце — это большая радость и большое тепло. И живёт солнце по ту сторону круглой горы, за высоким забором. На самом быстром олене долго ехать, чтобы увидеть солнце. А пешком вдоль высокого забора до солнца никогда не дойти, для этого мало жизни человеческой...

Слушали вежники старика и молча дивились: что же это за штука такая — солнце, которое сразу и большая радость, и большое тепло?..

Услышали старика и чёрные братья. Услышали — и вдруг закричали:

— Глупые вы, вежники! Глупые и тёмные! Разве может быть что-то такое, что сразу и радость и тепло? Разве может быть что- нибудь такое, чего бы мы не знали? Приехал на белом олене старый обманщик и рассказывает вам сказки, словно маленьким детям! Побьём его и прогоним! Нет на земле цвета лучше чёрного!.. Побьём старика и прогоним! Побьём! И прогоним! Побьём! И прогоним!

Задумались вежники. Разве за сказку бьют? А семьдесят чёрных братьев уже пошли на старика, уже окружили его вместе с оленем.

Покачал головой мудрый старик, и погасли его глаза, и лицо его потемнело, и потухло сияние от белого оленя.

Сказал старик:

— Трудно поверить в то, чего не видел. Но если есть забор — есть что-то и за забором. Если есть гора — есть земля и за горой. Если есть светлячки-звёзды — может быть и такая большая звезда, яркая, как сто тысяч звёзд сразу, тёплая и радостная... И есть на земле много разных красок, не одна чёрная. А чёрный цвет — это цвет большой неправды, цвет обмана и злой силы. Я ухожу. И покажусь теперь только тому, кто поверит в солнце.

Чёрные братья протянули руки, чтобы схватить старика, но белый олень ударил копытом, расступилась земля — и исчез олень, и старик исчез.

Разошлись люди по своим вежам, по своим делам. А чёрные братья ушли в свой большой дом, за высокий забор. И все стали жить, как жили.

И только один юноша не мог больше жить по-прежнему. Запомнил он слова старика о неведомом солнце, которое даёт сразу и тепло и радость.

Пошёл юноша к тёмным озёрам, туда, где растёт ягель — олений мох. Посмотрел он на чёрное небо, посмотрел он на чёрную воду, посмотрел он на чёрную землю и сказал:

— Как было бы хорошо, если бы не всё было чёрным! Так хочется поверить в солнце! Так хочется увидеть солнце! Но пропал старик, обидели старика. И белый его олень пропал. Как теперь я найду их, в такой тьме?..

Только юноша сказал эти слова — раскрылся ягель и явился перед юношей чудесный олень. Был он такой белый, что от шкуры его исходило сияние...

— Я здесь,— сказал олень.— Я жду тебя. Садись верхом.

Юноша очень удивился и сел верхом на оленя. И помчались они по мхам и болотам, через чёрные озёра, над чёрными лесами, над угрюмыми сопками...

Долго ли мчались, коротко ли — остановился чудесный олень.

И видит юноша: перед ним на гранитном камне сидит тот самый старик, седая борода до колен, лицо простое, мудрое, независтливое.

— Здравствуй,— сказал старик.— Спасибо тебе, что поверил ты в солнце. Среди самого тёмного народа всегда найдётся герой. Не может быть народа без героев...

— Спасибо тебе за доброе слово,— сказал юноша.— Но скажи, как мне достать солнце для вежников? Хоть кусочек солнца, которое сразу и тепло и радость...

— Достанешь ты солнце,— сказал старик.— Но чтобы солнце всех согрело и всех обрадовало, нужно, чтобы все люди твоего племени поверили в него. Хоть на волосок, но поверили бы. Только тогда солнце дастся тебе в руки. Только тогда согреет всех.

— Хорошо,— сказал юноша, сел на оленя и вернулся обратно в свою Тёмную страну.

Приехал, рассказал, как было. И попросил у каждого по волоску.

Задумались вежники, но дали юноше по волоску, каждый дал по волоску — целый ворох набрался. Только чёрные братья не дали ни волоса. Но у чёрных братьев юноша и не просил ничего.

Начал юноша плести из волосков шкатулку. Трудная это была работа. Семьдесят дней и семьдесят ночей плёл он шкатулку. Но это только так говорится — семьдесят дней. Потому что в Тёмной стране дни были похожи на ночи, а ночи — на дни. Не было разницы между днём и ночью — одинаково темно.

А в темноте, на ощупь, сплести прочную шкатулку — непростое дело.

Но юноша крепче всех поверил в солнце — и он сплёл шкатулку.

И вышел он снова к озеру, на берегу которого рос высокий ягель, олений мох. Посмотрел на чёрное небо и сказал:

— Готова моя шкатулка. Семьдесят дней и семьдесят ночей в глубокой тьме

плёл я её. И вера многих людей вошла в меня через эти волоски, через глаза мои и через пальцы. Теперь я готов достать солнце для вежников.

Только он это сказал — раскрылся ягель, олений мох, и явился перед юношей белый олень.

— Садись,— сказал олень.— Садись на меня верхом.

И снова помчались они по чёрным мхам, над чёрными озёрами, над чёрными лесами и чёрными болотами.

Долго мчались, так долго, что юноша счёт времени потерял.

И вдруг вспыхнул вдали густой красный свет.

Видит юноша: на самом краю земли стоит огромное красное солнце. Стоит, переливается, жаром пышет, глаза слепит.

— Стой,— сказал юноша белому оленю.— Стой, погоди, глазам больно — дай привыкнуть.

Остановился олень и говорит юноше:

— Посмотри, какое солнце огромное, какое яркое, какое горячее! Такое солнце одному никак не унести. Мы с тобой отколем кусочек, покажем людям в Тёмной стране. Понравится им кусочек

солнца — пусть сами приедут и возьмут остальное. А не понравится — придётся вернуть на место и кусочек.

— Понравится! — сказал юноша.— Не может солнце вежникам не понравиться, не может такого быть! Едем скорей, глаза привыкли, рукам пора дело делать — скорей!

— Раскрой свою шкатулку,— говорит олень,— и держись покрепче за меня.

Раскрыл юноша шкатулку — и понеслись они прямо на солнце. На полном скаку ударил олень своими рогами по солнцу, отскочил от солнца кусочек и упал прямо в шкатулку. Юноша сразу крышку шкатулки захлопнул, а чудесный олень помчался обратно.

Достигли они Тёмной страны, слез юноша с оленя и низко поклонился ему. А олень ударил копытом — и пропал.

Стоит юноша среди своих людей, среди вежников, и говорит:

— Все вы дали мне по волоску. Сплёл я шкатулку и привёз вам кусочек солнца. Совсем маленький кусочек. Давайте выпустим его, пусть он осветит наше небо и нашу землю. И если частица солнца придётся вам по душе — я знаю, как достать остальное солнце. Оно много больше, мне одному не под силу, нужно всем взяться.

Только он сказал эти слова, прибежали с круглой горы из-за высокого забора семьдесят чёрных братьев. Бегут, руками машут, кричат во всё горло:

— Не смей выпускать! Высохнут наши озёра! Железо в земле расплавится и зальёт наши дома! Сам ты ослепнешь, и все мы сгорим!

Отвечает им юноша:

— Не высохнут озёра, и не расплавится железо. Видел я солнце, видел я землю вокруг настоящего солнца. Прекрасна та земля, нет ничего красивее! Потому что солнце не терпит чёрного цвета!

Обступили чёрные братья юношу со всех сторон, хотят вырвать шкатулку. Но тут вежники заступились за своего.

— Нет,— сказали они,— не дадим вам шкатулку. Она из нашей веры сплетена, она из нашей надежды. И если он привёз частицу солнца, пусть покажет всем!

Но чёрные братья схватили юношу и потащили его к чёрному болоту, чтобы утопить вместе со шкатулкой. Видят вежники — плохо дело, не помогают слова. Подняли они с земли камни и кинулись на чёрных братьев. Началась битва, и поднялся чёрный ветер, настоящая чёрная буря.

И вдруг раскрылась шкатулка. И кусочек солнца вылетел из неё. Ветер подхватил и поднял маленькое солнце над чёрной землей.

Сначала тусклой звёздочкой замерцало солнышко над людьми. Потом ветер начал раздувать его, как раздувают угли в костре.

И солнышко засветилось, всё ярче, ярче, и красным светом вспыхнуло небо. Озарились болота, озарились озёра, и ягель на берегу, олений мох, засветился...

Смотрят вежники: вода в озёрах стала голубой, мхи окрасились в жёлтый цвет, в розовый, в зелёный... И даже камни стали разноцветными. Никогда не думали вежники, что так красива их Тёмная страна.

А чёрные братья стали ещё чернее, совсем как мокрые уголья. Потом вспыхнули жарким пламенем и сгорели без остатка. И ветер развеял пепел. Потому что тот, кто не верит в солнце, не сможет выдержать света его и тепла. Кому солнце не в радость — тому оно на беду.

— Спасибо тебе! — закричали вежники юноше.— Спасибо тебе! Научи нас, как добыть всё солнце! Научи!

— Идите туда, где жили чёрные братья,— сказал юноша.— Идите и сломайте высокий забор. И возьмите сто тысяч оленей. И тогда мы все вместе поедем и добудем солнце.

Вежники так и сделали.

Сломали высокий забор, взяли оленей и поехали туда, куда указывал юноша.

Долго ехали, и показалось вдали огромное красное солнце. Слезли вежники с оленей и низко поклонились солнцу.

Юноша сказал:

— А теперь поставьте оленей большим кругом, головами в одну сторону.

Вежники так и сделали.

И вдруг расступилась земля, и появился чудесный белый олень, тот самый, на котором когда-то приезжал в Тёмную страну мудрый старик.

Чудесный олень тронул солнце рогом, оно качнулось, приподнялось и плавно легло на рога всех оленей. И сто тысяч оленей бережно понесли солнце в Тёмную страну.

И они донесли солнце в целости и сохранности, и Тёмная страна перестала быть тёмной: поднялись навстречу солнцу цветы и травы, потянулись в небо деревья.

И люди в тундре научились улыбаться друг другу, детям и солнцу.

С тех пор и светит над тундрой солнце.

И тысяча лет прошла с тех пор, а потом ещё тысяча, и ещё...

Другие люди живут в тундре, и они совсем не знают, как это может быть сплошная тьма, когда день не отличить от ночи. Но память

о смелом юноше, который поверил в солнце,— память до сих пор живёт и никогда не умрёт, она вечна. Как вечно само солнце — Большая Радость и Большое Тепло.

Рекомендуем посмотреть:

Наблюдение за природой летом в старшей группе

Летние игры для детей 5-7 лет

Стихи про месяц июль для дошкольников

Классный час на тему: Лето, 2 класс

Сказки на летнюю тему для детей 4-6 лет

Нет комментариев. Ваш будет первым!