Мифы Древней Греции, 5 класс

Титаны, дети земли и неба

Случилось это в далёкие времена в Древней Греции.

Пастух Гесиод пас овец у подножия горы Геликон. На кудрявой вершине её обитали музы - богини поэзии. Спустились они к пастуху, вручили ему посох из вечнозелёного лавра и вдохнули в него дар божественных песен. Узнал Гесиод обо всём, «что было, что есть и что будет». Так, по велению нежноликих богинь, сделался Гесиод поэтом и в своей книге «Теогония», что значит «Происхождение богов», поведал нам мифы о происхождении мира.

Вот что гласят эти древнегреческие мифы.

Будто вначале не было ничего - ни моря, ни земли, ни распростёртого над ними неба. В беспроглядной тьме зародился Хаос, безликое и безглазое божество. Лишь огромная разверстая пасть была у него. Недаром в переводе с греческого «хаос» и означает «пасть». Грубой громадой клубился Хаос над бесформенным и пустым, словно воздух, миром.

Тишиной и безмолвием объято было всё вокруг.

Что же мог исторгнуть из своей ужасной пасти Хаос? Лишь Мрак по имени Эреб и Ночь, зовущуюся Никта.

Но протекло какое-то время, и появилась широкогрудая богиня земли. Имя ей было Гея. Стала земля опорой всему колышущемуся миру. А над нею бескрайним куполом распростёрся прекрасный Уран - Звёздное Небо. Соединяя землю и небо, словно гигантские ступени, устремлялись вверх своими вершинами горы. Бескрайнее море - шумный и беспокойный Понт - омывало землю со всех сторон.

Но в самых глубинах мира, там, где царило безмолвие и разливался чёрный туман, таился сумрачный Тартар. Невозможно описать его, ибо похож он был на бездонную пропасть, готовую безжалостно всё поглотить и утопить во Мраке. Может быть, так и исчез бы в его ненасытной утробе наш мир, даже не родившись.

И тут, на счастье, явилась Любовь - Эрос. Была она так всесильна, что всё и всех могла соединить. Даже Ночь и Мрак слились воедино, родив светлое божество дня - Гемеру и струящийся вечным сиянием Эфир. Теперь уже не только чёрная, непроглядная Ночь царствовала над миром. Раз за разом сменял её светлый, радостный День.

А земля, чья жизненная сила была неисчерпаема, породила всё, что обитает и произрастает на её просторах.

В любви соединилась земля с небом, и родилось у них шестеро сыновей и столько же дочерей. Уродились они настоящими гигантами и прозывались титанами. Были среди них грозный, вечно бушующий Океан, богиня правосудия справедливая Фемида и богиня памяти Мнемосина. От этих могучих титанов родилось множество богов и божеств, населивших и ожививших мир.

Появились сияющее солнце - Гелиос и бледноликая луна - Селена. Их сводила в небе нежная Эос - богиня утренней зари. Океан и его сестра Тефида породили все реки и вдобавок три тысячи океанид, нимф бесчисленных ручьёв, родников и горных потоков. И всему было место на земле и в небе.

Вода досталась рыбам. Суша - земным зверям. Воздух - легкокрылым птицам. Звёзды на просторах небесного купола собрались в созвездия и сопутствовали ночной путешественнице луне. Летали над землёй быстрокрылые ветры, принося свежесть и влагу, тепло и прохладу.

Казалось, в мире воцарились наконец мир и порядок. Но напоследок родились у Геи и Урана странные и страшные дети - три одноглазых великана, киклопы Бронт - оглушительный Гром, Стероп - огненная Молния и Apr - ослепительный Блеск молнии.

Но ещё страшнее оказались несказанно ужасные многоголовые и многорукие великаны. Вид этих чудовищ был так отвратен, что Уран низверг их во владения Тартара, и до поры до времени они пребывали в тёмных глубинах земли.

Случилось, однако, что младший из титанов коварный Крон пожелал властвовать над всем миром. Но мать его Гея предсказала ему, что погубит его один из рождённых им сыновей. И тогда стал Крон проглатывать каждого своего новорождённого ребёнка.

Многих уже сожрал ненасытный Крон. И вот родился у жены его Реи последний сын - Зевс. Решила Рея спасти своего прекрасного младенца. Запеленала она камень и подала его Крону. Тот ничего не заметил и проглотил вместо Зевса этот камень. А Рея укрыла сына в тайной пещере горы Дикта на острове Крит.

Зевс - владыка богов

Младенец был беспокойный. Громкий его плач эхом раскатывался по пещере.

Боялась Рея, что чуткий Крон услышит крики спасённого ею сына.

Приставила она к нему своих верных служителей - куретов и корибантов. Эти крохотные, величиной с палец, хранители подземных богатств толпой окружали Зевса. Утешая его, они играли на флейтах и били в тимпаны.

- Эвойэ-эээ! - звучно пели они.

А когда песнями и музыкой не удавалось утихомирить божественное дитя, они ударяли в гулкие щиты копьями и мечами, и этим громким бряцанием заглушали его звонкий голос.

Вскормлен был Зевс мёдом пчелиных сот, вспоён чистой родниковой водой. А волшебная коза Амалфея поила его молоком. Как-то сломался у козы один рог. Сберёг его Зевс и впоследствии сделал из него рог изобилия. А саму Амалфею в благодарность за неустанную заботу вознёс на небо и превратил в сияющее созвездие.

Ну а пока рос и мужал ребёнок не по дням, а по часам. И вот нежное дитя превратилось в грозного, неукротимого бога.

Тогда и поведала мать его Рея о коварстве кровожадного Крона, проглотившего его братьев и сестёр.

- Помоги мне, мудрая Метида! - обратилась Рея к дочери Океана.

И хитроумная океанида опоила Крона выворотным зельем, которое заставило его изрыгнуть из своей бездонной утробы всех проглоченных ранее детей. Так на воле оказались великие греческие боги - владыка морей Посейдон, повелитель царства мёртвых Аид, богиня домашнего очага Гестия, богиня плодородия Деметра и верховная богиня несравненная Гера.

Обретя своих братьев и сестёр, Зевс решил пойти войной на Крона. Но сначала нужно было собрать под свою руку самых сильных и несгибаемых воинов.

Первыми в армию Зевса влились одноглазые великаны киклопы. Они выковали Зевсу гром, молнию и огненную палицу.

Посейдону вручили трезубец, а суровому Аиду - медный шлем, делающий его невидимым.

Стали на его сторону и некоторые титаны, недовольные властью Крона. Были среди них и Океан, и дочь его Стикс. Она привела троих своих дочерей: Силу, Мощь и самую любимую - богиню Победы крылатую Нике.

Титаны угнездились на вершине Офрийской горы, а молодые боги под предводительством Зевса собрались на горе Олимп.

И началась великая битва. Без отдыха метал Зевс огненные стрелы-молнии. Оглохла земля от грохочущих раскатов грома. Багровым от зарева стало небо. Загудели охваченные пожаром леса. Закипели воды морские. Клубы пара поднялись над Океаном. Шум битвы расколол раскалённый воздух. Ревел и бушевал сухой от жара ветер. Застонала земля. Ахнуло небо.

Но не в силах были юные боги-олимпийцы сломить титанов. Год за годом бились они. И вот уже миновало десять лет беспрерывной битвы, а богиня Нике всё не могла протрубить торжествующий гимн Победы.

И тогда воззвал Зевс к ужасным сторуким. Три многоголовых чудовища разорвали оковы и вышли наружу из глубоких недр земли. Отведав божественного нектара и амброзии, обрели эти великаны неиссякаемую силу. Они отрывали от гор огромные каменные глыбы и швыряли их в титанов. Убийственным дождём сыпались на головы врагов осколки горных хребтов. Содрогалась земля. Затмился от града гигантских камней солнечный свет.

И отступили в бессилии титаны. Побеждённые, были скованы они крепкими железными узами и низринуты во владения Тартара. Там, за медной стеной, среди переплетения «корней земли и горько-солёного моря» в темнице, замкнутой медными запорами, томились теперь титаны. А на страже стояли сторукие. Эти многоголовые великаны никогда не смыкали глаз, ибо, когда отдыхала одна голова, бодрствовала другая. А голов у каждого из них было ровно пятьдесят.

Боги-олимпийцы, упоённые победой, упросили Зевса быть их владыкой и повелителем. Когда он, царственный, величавый, с ниспадающими на плечи иссиня-чёрными волосами и властным взглядом прозрачных глаз под грозно сведёнными бровями, появлялся перед богами, те вставали ему навстречу, склоняя голову.

И повелось из века в век именно так: молодые боги жили на вершине Олимпа, уходящей в сверкающие небесные выси, а побеждённые титаны оставались в недосягаемых глубинах земли, погружённые во мрак нескончаемой ночи.

Древний космос

После падения власти титанов в мире, где правил Зевс, воцарились гармония и порядок. Греки называли этот божественный мир космосом, что в переводе с греческого и означало «порядок» и «красота».

Вселенная, по представлению древних греков, напоминала гигантское яйцо, чуть сплюснутое с полюсов. На одном полюсе возвышалась в короне из сверкающих облаков гора Олимп. Склоны её были изрезаны ущельями, загромождены каменными глыбами, которые боги бросали в титанов во время великой битвы. Не было здесь ни дорог, ни узких троп. Преграждали путь к вершине наполненные клубящимся туманом пропасти. Недоступен был божественный Олимп для простых смертных. На страже облачных ворот Олимпа стояли дочери Зевса, богини времён года. Они открывали ворота, когда на Олимп въезжали в золотых колесницах боги-олимпийцы.

На Олимпе царило вечное лето, зеленели и плодоносили деревья, лился сверкающий свет и не было ни дождя, ни снега. Боги-олимпийцы жили в великолепных, обрамлённых колоннами дворцах. Наслаждались они музыкой и пением и вкушали из золотых чаш пищу богов - амброзию и нектар. Но среди забав и пиршеств не забывали боги о людях и нередко вмешивались в их дела и судьбы.

На другом полюсе Вселенной разверзлась бездонная глубина, Тартар, где царил вечный мрак. Мрачный Тартар был прорезан и обвит извивающимися корнями вросшего в землю верхнего мира. Медная стена и непроницаемая пелена чёрной Ночи огораживали его со всех сторон.

Посредине это безмерное яйцо было перерезано тонкой полоской, диском земли, на которой обитали люди. Над землёй простиралось небо, вместилище ветров. На краю земли, там, где она покоилась на плечах титана Атланта, встречались две сестры - Гемера и Никта, День и Ночь. Утром, предваряя приход дня, вставала над землёй Эос - румяная заря. Днём над нею плыло на золотом челне солнце - бог Гелиос. Ослепительно сияли его огненные глаза, переливались блестящие густые кудри. Пройдя свой дневной небесный путь с востока на запад, солнце уплывало за Океан. Ночью его сменяла, поднимаясь из глубин Океана, луна - облачённая в сверкающие одежды богиня Селена. Хороводом окружали её бесчисленные звёзды.

По велению богов на земле шли чередой времена года - лето, осень, зима, весна. Текли на земле реки, били родники, зеленели леса, плодоносили поля. Возвышались над нею горы. И омывалась земля безбрежными морями.

Всем на земле ведали боги. Вседержитель Зевс разделил между ними свои владения - гармоничный, наделённый божественной красотой мир.

Рождение героя

Пировали на Олимпе боги. На сверкающем троне сидел громовержец Зевс. Поднесла ему Гера золотую чашу, наполненную нектаром. Встал Зевс и громогласно произнёс:

- Слушайте, боги небес и богини! Сегодня в опоясанных башнями Фивах у царицы Алкмены родится мой сын Геракл. Станет он величайшим из героев Греции и будет властвовать над Микенами и соседними народами.

Услышала эти слова ревнивая Гера. Не могла она допустить, чтобы стал властителем сын Зевса, рождённый от смертной женщины. И, полная коварства, замыслила она обмануть громовержца.

- О несравненный царь богов! - воскликнула Гера. - Поклянись же, что не изменишь своего решения, и того из смертных, кто родится сегодня первым, одаришь великой властью.

Трудно было обмануть всевидящего Зевса. Но богиня обмана Ата в это мгновение помрачила ум Зевса, затуманила его глаза, отвела взгляд. И не заметил проницательный Зевс коварства, таившегося в речах Геры, не заподозрил обмана.

- Клянусь! - воскликнул он.

И Гера, заручившись клятвой Зевса, в тот же миг стремительно бросилась туда, где в соседнем городе Аргосе должна была родить другая женщина - царица Сфенела. Своей божественной силой Гера ускорила роды, и первым родился не будущий герой и богатырь Геракл, а слабый и хилый Эврисфей.

И потому во исполнение клятвы Зевса был признан Эврисфей властителем двух царств - Тиринфа и Микен. А рождённый позже Геракл отдан был ему в услужение.

Только теперь понял Зевс коварный замысел Геры, но было уже поздно. В гневе низверг он Ату, богиню обмана и помрачения рассудка, с Олимпа на землю. С той поры она бродит среди людей. И горе тому, кто попадал в её сети.

А на Олимпе, затянутом чёрной тучей Зевсова гнева, в трепете ждали кары, которой подвергнет повелитель богов обманувшую его Геру. Но он только нахмурил свои грозные брови и ничего не ответил.

Волю громовержца услышал юный Геракл из уст дельфийской прорицательницы Пифии.

- Двенадцать лет суждено служить тебе, Геракл, Эврисфею, - сурово молвила она. - И свершишь ты десять великих подвигов, которые тебе будут предписаны. Только тогда и освободишься из-под власти Эврисфея и удостоишься бессмертия.

Эврисфей и Геракл

Уже в младенчестве проявилась у Геракла недюжинная сила. Когда ему было всего восемь месяцев от роду, заползли в его колыбель две огромные змеи. Всполошились домашние, услышав шум. Мужчины с мечами вбежали в комнату. И увидели они, что в пухлых ручках улыбающегося малыша извиваются задушенные змеи.

С самого раннего детства учили Геракла петь, играть на кифаре. Но и боевым оружием он овладел очень быстро. Геракл всегда попадал в цель, стрелял ли из лука или метал дротик, искусно управлял колесницей, умел сражаться и в полном вооружении, и побеждать в борьбе лицом к лицу.

Теперь это был стройный и сильный юноша, на голову выше своих сверстников. Глаза его горели неустрашимым огнём. Только таким и мог быть сын Зевса.

Однажды повадился нападать на ближние селения громадный лев. Каждую ночь он спускался с горы Киферон и пожирал коров. Геракл, которому исполнилось всего восемнадцать лет, в одиночку вышел охотиться на хищника. Он убил кровожадного Киферонского льва, надел на себя его шкуру, а из львиной головы с отверстой пастью смастерил себе устрашающий шлем.

Неотступно следил за своим любимым сыном Зевс, радуясь его возмужанию. Не оставляли без внимания Геракла и остальные боги. Гермес подарил ему меч. Аполлон дал лук и стрелы. Гефест выковал золотой панцирь. Афина выткала ему одежду. Посейдон пригнал колесницу с быстроногими конями. А сам Геракл вырубил себе из цельного дуба громадную дубину, поднять которую было под силу только ему.

Эврисфей, которому досталась неограниченная власть над Гераклом, так и оставался изнеженным и хилым. Трусливый, он завидовал смелости Геракла, слабый, не мог он простить Гераклу его могучей силы и оттого наливался бессильной злобой. И стал он поручать ему одно дело труднее другого, надеясь, что Геракл или не исполнит приказа, или же погибнет в неравной битве с чудовищами.

Немейскии лев, или первый подвиг Геракла

Царствовал Эврисфей в процветающем городе Микены, а Геракл, как и замыслил Зевс, был у него в услужении.

Однажды прослышал Эврисфей, что в Немейском лесу объявился чудовищный лев. Он разорял дома, похищал скот и даже убивал заблудившихся путников. Люди стороной обходили зловещий лес. А храбрые юноши, решившиеся сразиться со львом, никогда больше не возвращались из Немейского леса. Поговаривали, что ни меч, ни стрела не берут ужасного хищника. Шкура его крепче железа, когти словно бронзовое острие копья, а зубы будто лезвие кинжала.

А Немейский лес раскинулся неподалёку от Микен. Испугался Эврисфей, что страшный зверь нагрянет и в город. Велел он запереть Львиные ворота Микенского акрополя, которые сторожили стоявшие над ними два каменных льва. Потом он призвал к себе Геракла и повелел:

- Иди и одолей Немейского льва. А в знак исполнения моего приказа принеси его шкуру.

Молча склонил голову Геракл и отправился исполнять приказание царя. Недалеко от Немейского леса стоял небольшой домик бедняка по имени Молорх. Радушно принял хозяин знатного гостя и уже хотел принести священную жертву в его честь. Но Геракл остановил Молорха.

- Не спеши, - сказал он. - Подожди тридцать дней. Если я вернусь с охоты невредимым, то принесёшь жертву Зевсу. Если же погибну, принеси жертву в память обо мне как о герое.

С этими словами отправился Геракл на поиски льва. Едва углубился он в лес, как услышал громовой рык зверя. Словно буря пронеслась по лесу от этого протяжного звука. Осыпалась листва с деревьев. Заскрипели, сгибаясь, тугие стволы. Будто трава, стелились к земле кусты. Топнул разъярённый лев ногой, и задрожала земля. И вот появился, потрясая густой рыжей гривой, сам лев. Казалось, поросшая лесом гора сдвинулась с места и нависла над Гераклом. Но герой не дрогнул. Он натянул лук Аполлона и пустил во льва одну за другой три стрелы. Со звоном ударились стрелы о шкуру зверя и упали на землю, не причинив ему никакого вреда.

Взъярился лев и, взмыв в воздух, всей тяжестью обрушился на Геракла. Но герой ударом дубины оглушил чудовищного зверя. Тот осел на задние ноги, замотал головой и, поднявшись, затрусил в глубь леса. Укрылся лев в своей пещере с двумя входами. Геракл завалил один вход огромным камнем и проник в пещеру через другой. Он настиг гигантского зверя, схватил его за шею и сдавил её своими могучими руками. Замертво упал лев на землю. Взвалил Геракл мёртвого льва на плечи и поспешил в Микены.

Радостная весть разнеслась по округе. Молорх принёс жертву в честь избавления от страшного зверя. Прослышал о победном возвращении Геракла и Эврисфей. Задрожал он от страха, приказал запереть все ворота и выслал навстречу Гераклу своего вестника Копрея.

- Слышал царь о твоём подвиге, - молвил Копрей, - и в награду разрешает тебе положить свою добычу перед городскими воротами и показывать её всем желающим.

Эврисфей же так был напуган, что велел изготовить медную бочку и зарыть её в землю. Теперь, едва Геракл приближался к городу, трусливый царь прятался в бочке.

Авгиевы конюшни, или Пятый подвиг Геракла

Царь Элиды Авгий владел бесчисленными стадами коров и овец, тучными табунами коней. Но тридцать лет не очищались стойла и конюшни. Чуть ли не до крыши заполнены были они грязью и навозом. Никто уж и не брался за такую грязную и непосильную работу.

Прослышал об этом Эврисфей. И послал он к Авгию Геракла.

Придя к Авгию, Геракл спросил:

- Если я за один день очищу твои конюшни, отдашь ли мне десятую часть твоих табунов?

Усмехнулся Авгий. Не верил он, что под силу Гераклу такое трудное дело.

- Коли справишься с этой работой, то и я исполню своё обещание, - лукаво молвил царь и с громким смехом удалился.

А Геракл не теряя времени голыми руками разобрал одну из стен конюшни. Потом он запрудил камнями русла протекавших поблизости рек Алфея и Пенея и направил их воды в сторону скотного двора. Мощный поток ринулся в пролом стены и, вымывая всю грязь, вытек в противоположные ворота. К восходу солнца очистились конюшни и засияли чистотой.

- Приди и посмотри, - вызвал царя Геракл, гордый исполненным делом.

Но коварный Авгий не пожелал выполнять своё обещание и выгнал Геракла. Не сразу отомстил царю Элиды герой, но пришло время, и он убил Авгия и силой забрал то, что полагалось ему по праву.

Зато Эврисфей торжествовал.

- Пусть ты очистил конюшни Авгия, но вернулся с пустыми руками, - заявил он. - К тому же это вовсе не подвиг, а просто работа, которую ты выполнял за плату.

Критский бык, или седьмой подвиг Геракла

На острове Крит у царя Миноса был чудесный белый бык с позолоченными рогами. Обещал Минос принести его в жертву богу морей Посейдону. Но жалко ему стало такого прекрасного быка, и он всё медлил и медлил.

Кончилось терпение у Посейдона. Наслал бог на быка бешенство. В ярости порвал свирепый бык тяжёлую железную цепь. С обрывком цепи на шее носился он по острову, роняя с губ на землю мутную пену и всё сметая на своём пути. Никто не мог усмирить бешеное животное.

По всей Греции разнеслась тревожная весть о Критском быке. Не терпелось Эврисфею избавиться от Геракла, и он послал его на Крит с приказом усмирить быка и привезти его в Микены.

«Уж теперь, - злорадно потирал руки Эврисфей, - Гераклу несдобровать!»

А Геракл тем временем снарядил корабль, переплыл на нём море и явился на Крит. Рёв быка был слышен издали. Дрожала земля под его ногами. От бешеного дыхания гнулись деревья. Гремела оборванная цепь, болтавшаяся на шее быка.

Все жители острова давно попрятались. Пустынны были селения, истоптаны и взрыты копытами разъярённого быка поля. Едва заметил бешеный бык Геракла, как тут же устремился к нему, склонив к земле острые, как пики, рога. Но не дрогнул герой. Он ловко отскочил в сторону, ухватился за обрывок цепи и мгновенно обмотал её вокруг толстой бычьей шеи.

Не успел бык опомниться, как Геракл вскочил ему на спину и натянул железную цепь, будто поводья. Метался бык, вставал на дыбы, взбрыкивал задними ногами, бил себя по гулким бокам крепким, как бич, хвостом. Но всадник держался надёжно и постепенно направлял быка к берегу моря.

Стоило быку окунуться в морскую стихию, как он вдруг присмирел. Солёная вода била ему в ноздри, волны захлёстывали с головой. А Геракл, оседлавший укрощённого быка, упорно направлял его в сторону Пелопоннеса.

Так на быке, как на корабле, доплыл он до родного берега. Прирученное животное покорно следовало на цепи за Гераклом. Вот и городские ворота. Эврисфей, как всегда, трусливо забился в медную бочку.

- Не нужен! Не нужен мне этот бык! - прогудел из глубины бочки Эврисфей.

Геракл отпустил быка, и тот ринулся прочь, взрывая землю копытами и роняя хлопья пены. Спустя какое-то время видели его в Спарте, в Аркадии, в Аттике. И всюду этот гигантский бык опустошал и вытаптывал поля, наводя ужас на местных жителей.

А Эврисфей был так напуган, что ни слова не сказал Гераклу, совершившему очередной подвиг, и даже голову из бочки не высунул.

Золотые яблоки Гесперид, или одиннадцатый подвиг Геракла

Со времени начала служения Геракла прошло восемь лет и один месяц. По велению Зевса герой для своего освобождения должен был совершить десять подвигов. Истекал срок власти Эврисфея над Гераклом. Однако злобный, завистливый царь вовсе не желал отпускать Геракла. Сам Эврисфей боялся встречаться с Гераклом, и он послал к нему своего верного Копрея.

- Царь велел тебе передать, - строго проговорил Ко- прей, - что не все свои подвиги ты свершил в одиночку. Победу над Лернейской гидрой помог тебе одержать Ио- лай. А конюшни Авгия ты расчистил за плату и, значит, служил не Эврисфею, а царю Авгию. Эти два подвига не в счёт. Потому и служение твоё царю Микен пока не окончено.

День и ночь ломал голову коварный Эврисфей, придумывая всё новые и новые задания, одно труднее другого. Неужто ему так и не удастся погубить Геракла?

Давно ходили слухи, что в саду нимф гесперид растут золотые яблоки, дарующие молодость. А живут эти три сестры где-то в дальней северной Стране гипербореев.

Никто из греков ещё не бывал у гипербореев, детей неистового Борея, могучего, крылатого, бородатого и длинноволосого бога северного ветра. Сказывали, что могут они исцелять моровые язвы, прекращать землетрясения, успокаивать буйные ветры, защищать от градобития и усмирять морские волнения. Будто живут эти люди в мире и справедливости, дольше и счастливее всех остальных смертных. Говорили, что плоды в их земле родятся каждый день. По утрам они сеют, в полдень жнут, вечером собирают урожай.

И вот в эту сказочную страну, в эту неведомую даль недолго думая послал Эврисфей Геракла.

Не один день и не один месяц бродил Геракл. Выяснил он, что Страна гипербореев лежит за высокими Рифейскими горами, увенчанными снежными вершинами. Но как добраться туда? Мог знать об этом всеведущий морской старец Нерей.

И Геракл направился к берегу моря, где обитал старый отец нереид. Тот спокойно спал на воде, как на твёрдой земле, и борода его стелилась по течению, словно длинный пучок водорослей. Выволок Геракл Нерея на берег и потребовал сказать, где найти сад гесперид. Не так-то просто было справиться с хитрецом Нереем. Он старался вывернуться из рук Геракла, то принимая облик скользкой медузы, то становясь струйкой песка, утекающей меж пальцев, а то и превращаясь в кособокого краба, норовившего больно цапнуть костяной клешнёй. Но Геракл крепко держал Нерея за бороду, и тот сдался.

- Прежде чем доберёшься до сада гесперид, придётся тебе пересечь многие земли, совершить немало дел, вступить не в одно сражение, - молвил морской старец. - Но иди не сворачивая до предела земли. Там и высятся Рифейские горы. А дальше не ходил никто из смертных.

Отпустил Геракл Нерея, поблагодарил его и отправился по указанному пути. Попал он в пустынную страну Ливию. Там царствовал сын Посейдона великан Антей. Богиня земли Гея наделила его особенным даром. Стоило Антею лишь коснуться земли, и он становился сильнее прежнего. Никто не смел пройти мимо его дворца, который он выстроил из костей побеждённых путников. Вступил Антей в борьбу с Гераклом, но тот поднял великана в воздух и оторвал от земли. Силы туг же оставили Антея, и Геракл задушил его в крепких объятиях.

Немало ещё невзгод пришлось претерпеть Гераклу. В Египте его как чужестранца хотели принести в жертву чужим богам.

Проходя мимо Кавказских гор, Геракл увидел прикованного к скале Прометея, чьё тело расклёвывал кровожадный орёл. Ни минуты не раздумывал Геракл. Он натянул лук и пустил в орла смертоносную стрелу. Упал на землю бездыханный орёл. А Геракл разбил цепи и освободил Прометея от векового плена и невыносимой пытки.

- Когда придёшь на край света к гипербореям, - напутствовал Геракла благодарный Прометей, - увидишь Атланта, который держит на плечах небесный свод. Попроси его пойти в сад гесперид за золотыми яблоками, а сам туда не ходи.

И Геракл отправился дальше. Вскоре выросли перед ним заснеженные вершины Рифейских гор. А сразу за горами, на самом краю света, стоял согбенный Атлант, держа на плечах хрустальный небесный свод. Согласился Атлант сходить за золотыми яблоками.

- Только подержи пока небо вместо меня, - сказал он.

Но хитрил Атлант. Больно устал он веками держать на плечах тяжёлую ношу, не двигаясь с места. И, вернувшись с тремя яблоками, срезанными в саду нимф гесперид, Атлант вовсе не собирался освобождать Геракла.

- Вот золотые яблоки, - молвил он. - Я исполнил твою просьбу, выполни и мою. Подержи небесный свод, пока я немного отдохну. А через год-другой я вернусь и сменю тебя.

Смекнул Геракл, что лукавит Атлант, и решил не поддаваться на хитрость.

- Согласен, - сказал он. - Только позволь мне подложить под голову мягкую подушку. Смени меня на минутку.

Атлант поддался на уловку Геракла и снова взвалил свод небес на плечи. А Геракл взял золотые яблоки и ушёл, оставив Атланта выполнять его вечную работу.

Вернувшись в Микены, Геракл отдал яблоки Эврисфею. Но в тот же момент явилась богиня Афина и унесла золотые яблоки обратно в сад гесперид. Потому что вечную молодость и бессмертие даруют только боги.

Нет комментариев. Ваш будет первым!